«Карманные деньги на что хочу, на то и трачу» — заявила дочь. Родители анонимно и честно — о своих правилах

0 95

Контролировать каждый рубль или доверять ребенку?


                        «Карманные деньги на что хочу, на то и трачу» — заявила дочь. Родители анонимно и честно — о своих правилах

Фото: pexels.com Большинство родителей дают подросткам деньги на карманные расходы. По мере взросления сумма увеличивается, а внимание к расходам детей уменьшается. Мамы анонимно и честно рассказали «Правмиру» о том, как учат детей распоряжаться карманными деньгами и контролируют эти траты. Материал был впервые опубликован в апреле 2023 года.

«Заработай сама — и будет твое»

Светлана Иванова, дочери Ольга (14 лет) и Карина (16 лет)

Карманные деньги — 3000 рублей в месяц, из них:
перекус вне дома — 1000 рублей;
книги — 1000 рублей;
онлайн-маркеты — 1000 рублей.

— Я не даю дочерям бумажных денег. У детей всегда есть соблазн купить то, что не следует. В пору, когда выдавала по 200 рублей в неделю, старшая с одноклассницами покупала сигареты. Стадный эффект сработает всегда. Так зачем поощрять? К тому же сама давно не пользуюсь наличными, поэтому решила обходиться без них.

Завела дочкам карты и привязала к моей. Девочки знают, что я в курсе их трат. С расспросами не лезу, пока не появится повод. Считаю, у детей должна быть возможность купить то, что хочется, но в рамках правил и договоренностей.

Покупки на ходу, кафе с подружками не контролирую. Мне важно, чтобы базовые потребности были обеспечены в любой момент. Но фастфуд, чипсы, дешевую косметику мы не покупаем. Это строго оговорено. Когда девочки хотят крем или подводку для глаз, идем вместе в хороший магазин и выбираем.

Если книги стоят до тысячи рублей, девочки покупают их, не спрашивая. Те, что существенно дороже — обсуждаем по телефону. Например, Карина любит детективы. В какой-то момент я поняла, что одноразового чтива в доме стало слишком много. Запись в библиотеку частично решила эту проблему. По телефону, кстати, мы обсуждаем любые другие покупки, относительно надобности которых есть сомнения. 

Такси я оплачиваю с моей карты в интересах безопасности. 

Репетиторов авансирую на 10 занятий вперед. Приучаю детей не пропускать уроки. 

Привязала свой аккаунт к одному из маркетплейсов и позволяю девочкам самим делать необходимые покупки. Это разгружает меня.  

Лимит расходов на карты я не установила. По опыту знаю, дочки тратят не больше 3000 рублей в месяц каждая. Причем младшая практически ничего не покупает. Максимум — канцелярия или мелкие радости любимому псу. 

Уверена, благодаря картам у дочерей есть внутреннее понимание, как и на что они смогут расходовать деньги. У детей нет возможности сэкономить, чтобы накопить. Но это мы заменили тем, что девочки могут купить то, что захотят, но вместе со мной.


                        «Карманные деньги на что хочу, на то и трачу» — заявила дочь. Родители анонимно и честно — о своих правилах

Первое время, когда я только завела детям карты, старшая дочь бесконтрольно покупала фильмы на сервисах. Это стало поводом обговорить не только то, что деньги следует тратить на согласованные действия, но и показать мою позицию. Дорогие и бесполезные вещи я и сама не покупаю. Не хочу, чтобы дети поступали иначе. В конце концов, фильмы можно арендовать. 

Был период, когда старшая, возвращаясь из школы домой, отказывалась от обеда. Выяснилось, что она покупала наборы готовых роллов в ближайшем магазине. Мы поговорили об удовольствиях, которые изредка стоит себе позволить, и обеде, который так старалась приготовить бабушка.

Считаю, что лимитировать траты бесполезно. У детей должны сформироваться внутренние механизмы контроля. Дело же не в лимите вообще, а в способности и умении выбирать, на что ты готов потратить деньги.

Периодически старшая дочь говорит, что хотела бы иметь свою карту и деньги. «Иди зарабатывай, и будет твое», — говорю в ответ. 

Не считаю, что карманные деньги ребенка — его личные. Я обеспечиваю детей всем необходимым, сама рационально отношусь к тратам и требую следовать моим правилам. 

«Разницу оплатишь сам?»

Карина Ким, сыновья Олег (6 лет) и Глеб (15 лет)

Карманные деньги — 5000 рублей в месяц:

перекус вне дома — 2000 рублей;
развлечения — 1000 рублей;
книги — 2000 рублей.

Я даю старшему сыну деньги на карманные расходы с 12 лет. Сегодня установленный максимум — 5000 рублей в месяц. Эта сумма сложилась из его потребностей и нашего с мужем опыта. 

Когда денег было меньше, Глеб то и дело просил «докинуть». Однажды на семейном совете мы сообщили, что с 3000 увеличиваем сумму до 5000 рублей, и теперь сыну предстоит самому планировать расходы и учитывать форс-мажорные обстоятельства. 

Все репетиторы, питание, одежда и обувь, отдых лежат на нас. 

Карманные деньги сын тратит на кофе с булкой по дороге в школу, цветы для девушки и книги. Конечно, мы поощряем его за успехи и дарим деньги на день рождения. Больше финансов — больше трат. На такси, подарки друзьям он может, конечно, попросить, а я накину 300–500 рублей. Но с некоторых пор он перестал это делать. 

Год назад Глеб попросил гитару. Она уже третья в нашем доме. Шести- и двенадцатиструнные уже есть, тут понадобилась красная. 

— Замечательно, — сказала я, — какова цена вопроса?

— Семнадцать тысяч, — озадачил меня сын.

— Заработай!

— Посоветуй как.

Я устроила сына курьером на своей работе, потому что считаю, что «хотелки» он должен оплачивать сам. Уверена, границ переходить Глеб бы не стал. Третья гитара за мой счет вряд ли вылилась бы в бесконечное «мама, хочу». Да и сама не собираюсь выпрыгивать из штанов, чтобы обеспечить ребенка неоправданно дорогими вещами типа очередного мерча с концерта любимой группы, тем более — третьей гитарой.  


                        «Карманные деньги на что хочу, на то и трачу» — заявила дочь. Родители анонимно и честно — о своих правилах

За три летних месяца сын заработал на красную гитару и понял, что хочет продолжать. Глеб учится в девятом классе физматшколы и подтягивает младшеклассников (6–7-й класс) по химии, физике и математике. Спрос на него велик: кому-то домашку помочь сделать, кому-то тему сложную объяснить. Репетитор взял бы в три раза дороже, а он готов помочь за небольшие деньги. Ежемесячная прибавка к его карманным деньгам укладывается в 5000–7000 рублей.

Глеб любит деньги, ему важно чувствовать себя уверенно, и это получается, если на карте что-то есть. Недавно попросил пойти не в тот барбершоп, в котором стригся всегда за 1200 рублей, а помоднее — за 1700. 

— Разницу в 500 рублей платишь сам?

— Конечно, мама! 

Да простят мне патриархальные взгляды, но мальчик — будущий кормилец. Ответственность за финансовое благополучие в будущем ляжет именно на его плечи. Поэтому я радуюсь, когда наш любознательный сын, который давно прочел «Богатый папа, бедный папа» и много знает про финансовое планирование, пытается давать советы нам с отцом. 

Хочу, чтобы у Глеба было все четко: сколько получил, сколько потратил, сколько осталось, что делать, когда мама отвалилась, как парашют.

Думаю, это движет мной, когда я говорю сыну об ожиданиях, общей ответственности за семейный бюджет и разумном распоряжении карманными деньгами.

«Я — мама-фрик»

Лариса Давыдова, дочь Ника (18 лет)

Карманные деньги — 5000 рублей в месяц:
перекус вне дома — 2000 рублей;
развлечения — 1000 рублей;
прочие расходы — 2000 рублей.

— Не помню, когда начала давать дочери первые деньги. Это было бессистемно. По 100 рублей на булавки и пять копеек за съеденную кашу перед школой. 

Когда Нике исполнилось 15 лет, я торжественно преподнесла ей банковскую карту. Восторгу не было предела. 

Я привязала карту дочери к своему счету, потому что хочу все контролировать и знать, на что уходят деньги. Конечно, мне важно, чтобы ребенок был свободен в тратах и чтобы у него была сумма на экстренный случай. 

На карте есть лимит — 5000 рублей в месяц. В день можно снять не более 3000 рублей. Я обязала дочь везде расплачиваться картой. Сумма в 5000 рублей не большая, но и не маленькая. Даже если потратит на что-то бессмысленное, не расстроюсь, извлеку урок. У нас будет повод поговорить. 


                        «Карманные деньги на что хочу, на то и трачу» — заявила дочь. Родители анонимно и честно — о своих правилах

Ника не сразу вошла во вкус. Сначала покупки были рутинными. Захотела попить, купила — «потому что я взрослая». Ей так понравилось, что она стала награждать себя этим чувством все чаще. Ежедневно перед школой покупала воду за 45 рублей, чипсы, жвачки. Поговорили об этом. Купила дочери красивую бутылку, чтобы она могла носить воду с собой. За чипсы отчитала. «Ты же установила лимит. На что хочу, на то и трачу», — заявила мне дочь. 

Так я поняла, что у нее сформировалось неверное отношение к лимиту. Будто бы это индульгенция — на тебе тысячу и делай что хочешь. «Нет, дружочек, — сказала я, — это не так. Траты должны быть понятны и оправданны. Ты не зарабатываешь, поэтому не можешь тратить, как я». 

Я боялась, что Нику понесет и она будет бегать по магазинам, размахивая карточкой, потому что не видит, как утекают деньги. Тревожилась, как бы не превратить дочь в транжиру. Ей и самой было тяжело, ведь кругом масса соблазнов. Рядом с домом есть магазинчик, который продавал за наличные сигареты. Не сомневаюсь, что она была его посетителем.

Я страдала из-за каждой транзакции. Била себя по рукам, чтобы не смотреть, на что Ника потратилась.

Хотела, чтобы наши отношения строились на доверии. Но иногда приходилось включаться. Сердилась, отчитывала, но осторожно, чтобы у Ники не появилось страха перед тем, чтобы лишний раз прокатать карту в магазине. 

Однажды дочь захотела фотоаппарат. 

— Возьми мой, — сказала я.

— Хочу новый за 30 тысяч, — ответила Ника.

— Моему 10 лет, но на твоем уровне можно и моим снимать.

— Хочу колонку.

— У тебя уже есть.

— У нее батарея быстро садится… И вообще, почему ты пытаешься распоряжаться моими деньгами?!

Так мы поговорили, что я не требую вернуть то, что даю, но прошу научиться разумно расходовать. 


                        «Карманные деньги на что хочу, на то и трачу» — заявила дочь. Родители анонимно и честно — о своих правилах

За годы у дочери выработалась привычка отчитываться о любых тратах. Могу получить СМС: «Дважды оплатила обед за себя и Машу. Она деньги скинула. Я тебе перевела». Со стороны это может показаться сверхконтролем, но это не так. Я содержу нас обеих, плачу кредиты. Главное, много лет веду таблицу с нашим бюджетом. В любой момент могу зайти и проверить, на какое вино, кино и домино ушли 300 рублей. Вот такой я фрик и жадина.

Наш дедушка плохо видит. Дважды в месяц Ника делает ему маникюр и педикюр, получая за это деньги. Наличные на дни рождения от отца и родни вне моего контроля, зато всегда есть повод попросить у нее денег взаймы. 

То, что у дочери есть карманные деньги, оказалось невероятно удобно. Всегда можно попросить ее купить хлеб и колбасу, сметану и стиральный порошок.

«Мне повышали зарплату, а я — карманные деньги сыну»

Вероника Дементьева, сыновья Петр (11 лет) и Никита (16 лет)

Карманные деньги — 4000 рублей в месяц:
перекус вне дома — 1000 рублей;
развлечения и хобби — 3000 рублей.

У младшего из сыновей, Пети, карманных денег нет. Тратить их ему толком не на что. Даже подаренные на день рождения суммы он кладет на виртуальный счет. Накопил больше 100 тысяч рублей. Если хочет купить дорогую игрушку, просит снять необходимую сумму.

У Никиты, старшего сына, деньги появились в 11 лет. Он увлекся техновселенной Warhammer. Покупал детали и клеил миниатюрных воинов, боевую технику. Раскрашивал фигурки и постоянно просил на кисти, клей, краски, чтобы участвовать в сражениях. Я не могла определить, что и в каком объеме необходимо, оценить качество красок. Так что мы договорились о карманных деньгах «на увлечение».

Сын может тратить все сразу или копить на более дорогие наборы. В это я принципиально не лезу.

Все прочие расходы, включая подарки на дни рождения друзьям, лежат на мне. Между ребятами установлено правило: подарки должны стоить не больше 2500 рублей. 

Сама деньги на день рождения сыну не дарю. Мы договорились, что подарок должен укладываться в 10 000 рублей. Так что на эту сумму он и выбирает.

Первое время выдавала наличными на карманные расходы 2000 в месяц. За пять лет сумму проиндексировала до 4000 рублей. Мне повышали зарплату — я повышала карманные сыну. 

В 14 лет Никита сам завел себе карту, на которую я перечисляю деньги и не имею к ней никакого отношения, за движением средств не наблюдаю. 

Многие родители считают это опасной практикой. Но зная Никиту, а он жадный парень, уверена, сын не будет тратить ни на девочек, ни на сигареты и алкоголь. Я убеждена, контроль за деньгами подростка не решит этих болезненных для родителей проблем. Автономность и доверие — два базовых принципа, которых придерживаюсь со своими сыновьями. 

Быстро Никита начал зарабатывать сам. Он собирает и красит миниатюры друзьям, которые не успевают подготовиться к клубным турнирам. Порой ему самому нужна помощь, и без денег здесь не обойтись. Не знаю, сколько у него на счету, но в целом рада, что он уже думает о заработке.

Фото: pexels.com, freepik.com

Источник

Оцените статью!
[Общее: 0 Средний: 0]

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.